?

Log in

No account? Create an account


Продолжение. Начало: (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7)



- Какая работа? - возмутилась Элиза. - Человек изуродован...

- Ну и что? - ответил ей непонимающе Водопьянов, не глядя на неё. В руках он держал небольшую коробочку с дисплеем, на который сейчас и смотрел. - Всё в порядке, процесс идёт в штатном режиме...

- Какой процесс? - взвилась Элиза. - Он же помирает!

- Он, вообще-то, не помирает. Он поправляется. И уже через шесть... нет, через пять минут будет в полном порядке. А вот поспать товарищу Строгову немного нужно, такое проишествие - это всё-таки стресс - сообщил он почти шёпотом. - И потому, товарищи, очень вас прошу - не кричите! Там, за углом, у меня есть умывало дворовое, идите и приведите себя в порядок... А я пока проконтролирую восстановление...

Они не стали спорить и молча отправились к этому самому "умывалу". Глянув на лежащего Дэна, Пафнутий не заметил каких-либо особенных изменений - разве что кровь вообще перестала идти.

Умывало оказалось ничем иным, как сработанным явно вручную латунным рукомойником под старину - почему-то при взгляде на него в голову Пафнутию полезли ассоциации с Иваном Грозным и мрачными палатами московского Кремля того времени. Он пропустил Элизу и, пока она отмывала руки, спросил её:

- Что-то я не понимаю опять этих товарищей...

- Я тоже. Человека чуть не убило, а он - работа, работа... Стахановцы сумасшедшие. Мне тут что-то опять перестаёт нравиться...

- А я теперь виноват... - растерянно сказал Иванов, занимая место Элизы. - Но я же не знал, что оно выстрелит! Я вообще думал, что оно не заряжено!

- Пользы тут от нас, как от вредителей народного хозяйства... даже хуже - отозвалась Элиза. - Куда ни ткнёмся - никакой пользы... кроме вреда. Чуть человека не убили. А до этого я ещё и нахамила ему ни за что... Господи, какой кошмарный день! Мы как...

- Варвары в консерватории - закончил за неё Пафнутий. - И не говори. Но, всё-таки... Он же не может сейчас на работу! Что за бред! Его в госпиталь нужно, в хирургию, а этот - пусть поспит! Мы же его как минимум изуродовали!

- Пойдём уже - дёрнула его Элиза за рукав. - Так и будем, как шкоды, за углом прятаться? Сотворили - нужно отвечать!

Подходя к лежащему на боку без движения Строгову и беззаботно грызущему, сидя возле него, травинку Водопьянову, Пафнутий что-то вспомнил и полез в карман. Коробочка с таблетками была на месте.

- Товарищ Водопьянов! - тихонько обратился он. - У меня тут кое-что есть... это может помочь... правда, я это для другого делал, но это вполне может восстанавливать ткани...

- Что это у вас? - почти без интереса спросил его Павел Петрович. - Таблетки? Да нет, они не нужны, спрячьте. Вот, смотрите - уже всё в порядке... почти. Ещё три минуты - и регенерация закончится в полном объёме.

Пострадавшая часть головы Строгова, хотя и была всё ещё окровавленной, но уже не имела почти никаких отметин от ранения. Иванова поразило, как на его глазах выравнивались рубцы, а недостающие части уха нарастали примерно со скоростью ползущей улитки.

- Наука умеет много гитик, товарищи! - улыбнулся моложавый историк. - Согласитесь, вы ведь полвека назад, в своём капитализме и представить себе такого не могли!

- Разве что в фантастике... - сказала Элиза. - Но всё равно не верили.

- Нанотехнологии, всего лишь. Тут вам и вечная молодость, и регенерация такая, что гидры позавидуют, и никаких болезней, и мгновенное восстановление сил... Мы и едим-то, если честно, больше в силу привычки, чем необходимости! Можем же сами в себе из воздуха и воды всё необходимое создать. Но вот вкус... Это, знаете ли... Не тот случай, чтобы просто так отказаться!

- Так он... в порядке? - прошептала Элиза.

- Не беспокойтесь, в полном. И аптечка под рукой оказалась, хорошо... - Водопьянов показал на выключенную теперь коробочку.



- А если бы не оказалась?

- Ну, лечение бы дольше шло немного. Час или что-то вроде этого в таких случаях. Травма, хотя и серьёзная, но всё же не летальная. Вот с летальными возни, конечно... Тогда уж только в стазис и в Центр, в бокс, на неделю иногда...

- А эта... аптечка... она зачем? - спросил Пафнутий.

- Павел Константинович, она для настройки и ускорения процесса. Как бы это сказать... подстёгивает наноботы. Но её нельзя долго эксплуатировать. Несколько минут, не больше. А то нанокультуры могут спечься.



* * *



Ружьё Строгов всё-таки забрал.

- На стенку повешу, как вы мне и советовали - сказал он, садясь в небольшой автомобильчик, непонятно откуда появившийся во дворе. - И вспоминать буду это происшествие - беззлобно улыбнулся он. - А вот боёк - или что там у него самое главное? - сточу, чтобы больше не стреляло. Нам тут оружие ни к чему, поймите это, товарищи! Ну ладно, счастья вам!...

С тем он и уехал. Они, стоя втроём в лучах закатного солнца, помахали ему рукой, а потом Водопьянов предложил:

- Товарищ Иванов, с вами хочет связаться товарищ Джон Стюарт из Канады. По поводу вашего средства передвижения. Пообщаетесь?

- А... откуда он обо мне знает? - спросил Пафнутий.

- Ну, Павел Константинович, Стюарт - один из лучших специалистов по механофизике, гравитации и тому подобное... Как раз по вашей части. Интересуется он такими вещами постоянно - вот и знает. О вас сейчас вообще... уже миллионов пятьдесят интересуются во всём мире. Что же вы хотите? У нас тут не голубиная почта. Инфонет!

Джон Стюарт оказался лет тридцати, одет он был в потёртые джинсы и футболку. Пафнутия несколько удивило, что артикуляция губ у его собеседника совершенно не совпадала с произносимыми им словами. Но чуть позже он догадался - виноват пусть и совершенный, абсолютно синхронный, но всё же перевод. Видимо там, в Канаде, Джон говорил по-английски.



Более всего Стюарта интересовало устройство Иванова, и менее всего - сама личность и история путешественников. Это был чистый физик-технарь, горящий непреодолимым зудом что-нибудь этакое необычное строить, запускать... Пафнутий Конкистадорович пообещал подготовить для него на следующий день необходимую документацию, и с экрана Стюарт исчез сияющим от счастья - как ребёнок, ждущий Санта-Клауса.

- У вас не найдётся бумаги и карандаша? - спросил Иванов Павла Петровича. Вокруг дома уже царила летняя ночь, вовсю заливались соловьи, где-то в доме трещал сверчок. Было по-деревенски уютно. Элиза убежала плескаться в бассейне.

- А зачем вам? - поинтересовался Водопьянов.

- Да для товарища Стюарта схему принципиальную набросать...

- Сложная система?

- Ну... в принципе, это не космический корабль, но... нюансов хватает.

- Тогда давайте я вам кое-что получше сооружу - предложил Водопьянов. - Понятие "кульман" ведь вам знакомо? Вот, а я вам сейчас квазиголографический кульман сбацаю. Хотите?

Пафнутию было очень интересно, что же это за "квазиголографический кульман", и он незамедлительно согласился.

К его удивлению, в кульман начал превращаться, словно бы сам по себе... тот самый обеденный стол, за которым они угощались ежевичным пирогом. Трансформация коснулась не только самого стола, который плавно встал на дыбы, удлинив одну пару ног и поменяв размеры, но и скатерти - она из кружевного льна превратилась в абсолютно гладкий, как бумага, материал. С потолка при этом спустились и повисли три блестящих, металлических тарелки.

- Это... как бы их назвать, чтобы вам было понятно... мыслеуловители, в общем - пояснил Павел Петрович. - Раз вы у нас без Инфонета, то работать придётся с ними.

- А чем рисовать, чертить? - спросил недоумённо Иванов, не представляя себе, как он будет вообще работать с этим чудом.

- Как чем? Воображением! Вот, вставайте сюда... вот так, пожалуйста... теперь представьте себе какую-либо деталь... представили? Вот она, смотрите!

На поверхности этого "квазиголографического кульмана" действительно, появился металлический диск - как раз такой, каким Иванов себе его и представил.



- Это не настоящая деталь, это... в общем, квазипроекция - пояснил хозяин дома. - Но в памяти уже содержатся все его параметры - как раз такие, какие вы ему и задали: материал, диаметр, степень гнутия... И так - с любой деталью, узлом... Потом - вот, смотрите - вы сможете при необходимости перемещать эти квазипроекции - хоть мысленно, хоть руками, собирать их, компоновать... Ага, поняли? А когда всё будет готово - система сама проведёт оптимизацию узлов, корректуру параметров и можно будет получить готовое изделие.

- Где? - недоумённо спросил Пафнутий.

- Да если поместится по габаритам - в печке, если нет - в подвале у меня установка покрупнее... ну, а если уж совсем что-то циклопическое - тогда в город ехать придётся. Всё, товарищ, плодотворной вам работы, не буду мешать. Если что - я наверху буду, почитать прилягу ...



* * *



Иванова несколько раздражало своеволие этой системы - она всё старалась упросить, ужать, уменьшить. Из представляемых им плат на микросхемах это электронное чудо то и дело создавало свои, малопонятные Пафнутию, конгломераты размером не больше спичечного коробка, и он уже не мог понять, с чем же, собственно, работает. В конце концов, когда Конкистадорович тихо выругался, система, кажется, поняла, что его раздражает, и перестала своевольничать. Через час квазимакет силовой установки был почти готов. И как раз подошла Элиза.

- Ой, Паш, я так наплавалась, накупалась! - радостно сообщила она. - Вода просто прелесть! Давай ещё раз, вместе?

- Элиза, я работаю - буркнул, не оборачиваясь, Иванов, заканчивая своё творение. - Ты бы знала, что это за штука! Песня! О таком я даже и мечтать не мог...

- А правда, что это такое? И куда вы стол унесли?

- Это тот самый стол и есть, только теперь он не стол, а кульман... квазикульман, если точно. Вообще, подозреваю сильно, что в доме нашего хозяина вся мебель - квази, и сам дом - квази...

- И он сам?

- Ну, это уж вряд ли! - рассмеялся Пафнутий. - Хотя, если учесть, что он внутри кишит этой нанотехникой... очень даже может быть! Оп, готово! - сказал он, отступая от своего рабочего места на шаг. - Смотри, что сейчас с этим движком искусственный интеллект будет делать! Давно он этого момента ждал!

На верхней грани кульмана вспыхнула надпись: "Приступить к оптимизации?".

- Давай, давай, посмотрим, что получится! - рассмеялся Иванов.

Изображение макета поплыло, смазалось и начало трансформироваться. Какие-то его части втягивались внутрь этого образования, какие-то - лезли наружу, подобно червям, потом втягивались обратно, и скоро изобретатель уже перестал узнавать своё детище. В конце концов, оно приобрело законченный вид - и теперь силовая установка для горбатого "запорожца" Иванова была более похожа на летающую тарелку в миниатюре, чем на свой прототип, представляющий из себя дикое переплетение труб и проводов.



- Как он её! - с восхищением сказал Пафнутий. - Надо же, как упростил!

Рядом с "тарелкой" появилась небольшая округлая коробочка.

- Ой, Паша, а это что там? - спросила Элиза. - Бонус? Или подарок от фирмы?

- Да нет, пульт управления! - рассмеялся Иванов. - Хотя... нафига мне этот пульт? Искать ещё его...

Система, среагировав, видимо, на его последнее замечание, выдала на кульман своё возражение, суть которого сводилась к тому, что без этого самого Инфонета Иванов мысленно управлять движком не сможет, а всякие провода и приборные панели есть жуткое неудобство. Кажется, у искусственного интеллекта было своё мнение относительно пультов.

- Ах, так? - возмутился Иванов. - Умной шибко себя считаешь? Вот я тебе сейчас покажу, у кого в голове тараканов больше!

Пульт исчез, и вместо него появилось кольцо с крупным камнем.

- Всё, готово! Приступить к производству! - скомандовал Пафнутий вслух.

Он легонько обнял Элизу, и они стали наблюдать, как квазикульман превращается в обычный стол. Когда на его поверхности сама собой появилась та самая скатерть, да ещё начала увеличиваться в размерах, Элиза рассмеялась:

- Скатерть-самобранка! Надо же! Вот это фантастика!

- Кому что, а вам, женщинам, тряпки... - немного грустно улыбнулся Иванов. - А вот то, что я за час соорудил агрегат, над которым до этого пятнадцать лет трудился - так, мимо пролетает. И не просто ведь агрегат теперь - конфетка! Но это - не фантастика, это для вас - так, побочный эффект всепревращающейся мебели и самообразующейся скатерти...

- Ну, Паш... - надула она губки. - Ты обижаешься, конечно, но ведь для нас это действительно так! Для нас, женщин... Ой, погоди, я кое-что придумала! - засмеялась она, а скатерть вдруг расцвела рисунками в русском стиле - цветы, жар-птицы, какие-то листики...

- Так красиво? - спросила она.

- Очень! - ответил он. - И комната прямо ожила!

Откуда-то из печки раздался перезвон, в точности такой же, какой издавали микроволновки - когда-то ещё тогда, невообразимо давно, полвека и сутки назад.

- Готово! - улыбнулся Иванов. - Пошли доставать?



* * *



Ночевали они на первом этаже, Павел Петрович выделил каждому по комнате, а сам отправился спать на второй этаж.

- Сегодня в доме свободно, жена с детьми на Амазонку махнули ещё три дня назад, тамошних москитов кормить - пояснил он. - Послезавтра должны вернуться. Так что пока - отдыхайте и ни о чём не беспокойтесь. А потом уже, думаю, всё решится...

Правда, спать легли не сразу. Водопьянов ещё повосхищался продуктом трудов Пафнутия, и они провели небольшие испытания получившейся тарелки. Она послушно взлетала и садилась, свободно двигалась в любом направлении, повинуясь желаниям Иванова. Его мысленные приказы считывались, как он и хотел, через кольцо-ретранслятор. И, хотя возникающие при работе ивановского антиграва поля так и норовили увлечь за собой всё, что попадало в них и на кухне образовался жуткий кавардак, все - в том числе и хозяин - остались довольны.

- А давайте за успех! - предложил Конкистадорович. - У меня коньяк имеется... в данных условиях его можно считать коллекционно-антикварным! Вы коньяк пьёте? - спросил он Водопьянова.

- Отчего же его не пить, если коньяк хороший? - ответил он. - Давайте! А я гитару принесу!

Пока мужчины бегали каждый за своим прибамбасом, Элиза прибралась на кухне и даже... успела приготовить лаваш, шашлык и солёные грибы. Пафнутий был удивлён таким её проворством, но ещё большее удивление у него вызвал тот факт, что она умудрилась разобраться с "печью" безо всякого Инфонета. Павел Петрович был удивлён не меньше. Элиза смеялась.

- У вас же эти колпаки остались после работы! - показала она на мыслеуловители, до сих пор свисающие с потолка. - А этот... чудо-юдо комбайн, или как его назвать... чудо печка...

- Трансформатор это у нас называется - подсказал Водопьянов.

- В общем, трансформатор ваш на диво умным оказался. Мгновенно соображает и мгновенно рожает! Даже лучше задуманного!

- Ну, "родил" он по готовым рецептам, если честно - сказал Павел Петрович. - Но у вас, Элиза, хорошее представление о том, что вы хотите, иначе бы так быстро не получилось. Ну что, давайте за стол?
Посидели неплохо. Правда, коньяк показался историку слишком резким, но он всё-таки попросил немного отлить для образца, чтобы впоследствии его производить уже самостоятельно. И спел несколько песен - по просьбе гостей, песни все были новые, из этого времени. Сначала он порывался исполнить что-нибудь из исторического репертуара - Высоцкого или Макаревича, но Элиза и Пафнутий его переубедили.



Как ни странно, бардовская тематика и сам стиль исполнения за прошедшие полвека поменялись мало. Аккорды были теми же, и смысл песен не очень-то отличался от смысла знакомых путешественникам. Туризм, любовь, немного философии о том, что всегда нужно идти вперёд, что бы не случилось... Правда, была одна и грустная, с сюжетом для Пафнутия и Элизы фантастическим - "Тихо, десант номер восемь".



Тихо, десант номер восемь!

Вас вызывает Орёл!

Ответьте, ребята, мы просим!

Снова сигнал не прошёл.



Этот проклятый кратер

Гасит любую волну.

- Мы высылаем катер!

Что у вас там, не пойму!



В кратере Тихо так тихо,

И катер уже опоздал...

Метеорит, словно лихо

Смял тех, кто катера ждал...



Пафнутий заметил, что по щеке Водопьянова катится слеза, а его голос к концу песни начал прерываться.

- Извините - сказал историк, наливая себе ещё. - В этом восьмом десанте был мой брат... А я тогда как раз и был на связи.

Он выпил залпом и тихо улыбнулся.

- Впрочем, вам незачем грустить. Давайте что-нибудь повеселее...

- А как это было? - с участием спросила Элиза.

- Вы же слышали песню. Так оно и было. Кусок космической породы, парой сотен кило весом. Угодил прямёхонько в группу геологов в момент их высадки из катера. Ничего не осталось, практически.

- А как сейчас на Луне? - спросил Пафнутий.

- Нормально. Энергию качаем оттуда помаленьку. Корабли там строим, запускаем в дальний космос... Там у нас энергостанция главная, заводы и космодром. Но пока развернуться как следует не получается.

- А почему?

- Да с Земли много не вывезешь без вреда для атмосферы. А на Луне всего не произведёшь, там не все наши элементы есть. И людей возить - тоже, знаете ли, не очень с Земли удобно. Впрочем... С вашим двигателем, товарищ Иванов... Теперь же эта проблема решена! - просветлел лицом Водопьянов. - Как я сразу-то не подумал!



А. Степанов
Сайт

Profile

bezdurakov_foto
Александр Степанов
Табула Раса 24ру

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars